анонсы статьи
новости
25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений

16.5.2024
Женщина, рожденная в результате суррогатного материнства, поддержала призыв Папы Франциска к его запрету

7.5.2024
В Италии набирает силу католическое движение «реконструкторов» в борьбе за «отпавшие от церкви» души

1.5.2024
Предпасхальный концерт в соборе Святой Марии в Санкт-Петербурге

26.4.2024
Христианские лидеры Африки отмечают 30-летие со дня геноцида в Руанде

22.4.2024
Совет кардиналов продолжил дискуссию о роли женщин в Католической Церкви

15.4.2024
В Исаакиевском соборе представили резную икону Божией Матери для незрячих

12.4.2024
Научная конференция в Санкт-Петербургском христианском университете

10.4.2024
СПбГУ запустил бакалавриат по «христианской теологии» с бюджетными местами
Протоиерей Николай Гундяев: «Я, маленький, крошил кусочек блокадного хлеба, мусолил пальчик и каждую крошку клал в рот»

Настоятель Спасо-Преображенского собора Санкт-Петербурга, профессор СПбДА протоиерей Николай Гундяев родился в 1940 году. Первые годы жизни прошли в блокадном Ленинграде.

Отец Николай: «Бомбежки и голод я не помню — был в то время очень мал. Мама таскала меня с пятого этажа в подвал, когда начинался воздушный налет, а сама еле ходила — была дистрофиком. Она рассказывала: «125 граммов хлеба давали. Ты возьмешь этот кусочек, раскрошишь, пальчик помусолишь и каждую крошку в рот кладешь. Я смотреть на тебя не могла».

Отца будущего священника, Михаила Гундяева (который после войны принял священнический сан), в блокаду с семьей не было: его призвали в армию. А потом, узнав, что у него техническое образование, отправили на Горьковский автозавод, где он работал военпредом — принимал сошедшие с конвейера самоходные орудия.

Отец Николай: «Отец говорил, что это была крайне ответственная работа — если что-то оказывалось не так, первыми ставили к стенке именно военпредов».

После освобождения Ленинграда от блокады отец Николай с матерью уехали к крестной — под Москву, в поселок Кудиново.

Отец Николай: «День Победы я помню. Меня разбудили среди ночи и сказали: „Ты знаешь, что день Победы?“, а я стал плакать из-за того, что меня разбудили — сначала даже ничего не понял».

Примерно через год семья вернулась в Ленинград.

Отец Николай: «Помню улицы с разбомбленными домами, но мама мне объясняла, что это большое счастье, когда вокруг не свистят снаряды. Дай Бог, чтобы это никогда не повторилось. Ни одна страна Европы не пережила такого, как Россия. И горько сознавать, что в Европе порою с намного большим уважением относятся к памяти о той войне, чем в России».

"Вода живая"
Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?

Гедонисты, гностики и христиане — три разных взгляда на сексуальность

Бах остается Бахом

От необитаемого острова до космоса. Лучшие и необычные романы о миссионерстве

Евангелие остаётся истинным

Архитектура чуда. О романе Нади Алексеевой «Полунощница»
  Следующие 20 >>