анонсы статьи
новости
13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник

29.5.2024
Конференция в Общественной палате РФ

27.5.2024
Секреты Дома Евангелия. «Фонтанка» заглянула в церковь баптистов, которая 30 лет простояла заброшенной

25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений

16.5.2024
Женщина, рожденная в результате суррогатного материнства, поддержала призыв Папы Франциска к его запрету
Однажды в провинции

Игорь Попов, Москва

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Однажды в провинции"
Для меня всегда загадочен выбор фильма для своей программы «Закрытый показ» Александром Гордоном. По какому принципу он отбирает картины, чтобы обсудить их потом с критиками, актерами, режиссерами и простыми зрителями. Посмотрев очередную программу, создается впечатление, что все отечественное кинопроизводство сосредоточилось на претенциозном артхаусе. И если западные критики и зрители уже приелись этим далеко не новым явлением, то нам это до сих пор преподносят как новинку.

В эту пятницу выбор Александра Гариевича пал на фильм «Однажды в провинции». В качестве сценариста и режиссера фильма выступила Катя Шагалова. Артхаус – кино по определению авторское, не массовое. Только вот фильм Шагаловой мне сложно отнести именно к артхаусу. Сюжет фильма не блещет оригинальностью.

Текучая и размеренная жизнь глухого провинциального городка неожиданно меняется, когда в город приезжает звезда популярного телесериала Настя. Популярность пронеслась и теперь все сложилось так, что ей больше не к кому идти, кроме как к родной сестре. Но и сестра Вера не очень-то ей рада: застарелый конфликт с её мужем Колей поначалу мешает Вере принять сестру и поделиться с ней всем, что есть как с единственным родным человеком. Настя разочарована в жизни и в себе, она пытается начать все заново.

Каждый вечер во дворе общежития собираются молодые люди и девушки. Им нечем заняться — жизнь в провинции не даёт никаких шансов. Все хотят любить, но не тех и не так. У каждого своя тайная жизнь. Но проще делать вид, что ничего не происходит, даже если происходит у лучшего друга с твоей женой. С появлением в городе Насти, сложные взаимоотношения друзей накаляются до предела, секреты перестают быть секретами, тайны больше не тайны — любовная горячка охватывает провинциальный город. И тогда, когда, казалось бы, все может измениться, случайная трагедия ставит все на привычные места.

Если вы ждете правдивого рассказа о русской провинции, то ошибетесь. Это фильм столичной женщины, которая провинцию воспринимает, как случайный турист, внезапно попавший в эпицентр провинциальной жизни.

Фильм с первых кадров применяет многочисленные «киноцитаты». Картина заставляет вспомнить знаменитые произведения литературы и кино. Как и в пьесе Теннесси Уильямса «Трамвай "Желание"», здесь гордая, принципиальная старшая сестра поселяется у младшей, живущей с очень обаятельным, но жестоким мужем. Как в книге Эриха-Марии Ремарка «Три товарища», главные герои – совсем еще молодые ветераны войны, которые занимаются ремонтом автомобилей, не любят фашистов и никак не могут освоиться в мирной жизни (правда, в фильме Шагаловой товарищей четверо, а в легендарном романе – трое). А героини новой российской ленты заставляют вспомнить "Зимнюю вишню". Одна из них горда и независима, словно Ольга, двадцать лет назад сыгранная Еленой Сафоновой, другая готова терпеть даже побои, лишь бы оставаться рядом с любимым (такой была Валя в исполнении Ларисы Удовиченко), а третья – жесткая и решительная, как Лариса, роль которой когда-то воплотила на экране Нина Русланова. Да и само название отсылает к знаменитой саге Серджио Леоне «Однажды в Америке».

Мне всегда интересно обсуждение, которое происходит после показа самого фильма. И на этот раз в студии были люди, которых интересно послушать. В самом обсуждении, кроме съемочной группы приняли участие: Сергей Кудрявцев – киновед, историк кино, режиссер Катя Двигубская, заслуженный артист России Юрий Беляев, режиссер Павел Санаев, телеведущий и писатель Андрей Максимов, писатель Гарри Гордон, историк кино Евгений Марголит, писатель, литературный критик Лев Аннинский. В общем, компания довольно достойная.

Наблюдая нешуточные баталии между сторонниками и противниками картины, я невольно задумался - о чем все так жарко дискутируют. Никто, я уверен, даже сторонники картниы, не станут ее смотреть второй раз, сколько бы они не кричали о шедевральности этого кинопроизведения. Впрочем, безусловно, фильм показательный. Показателен тем, как сегодня видят наши интеллектуалы российскую провинцию. Ничего нового там нет - сплошные трагедии и чернуха.

Задача искусства не просто затрагивать чувства, но и показывать авторский взгляд на тему. Произведение искусства, на мой взгляд, это попытка творческого человека разобраться в том, что его окружает, в тех самых реалиях, которые вызывают столько споров. Бесконфликтные произведения обычно неинтересны, отдают пустым морализаторством.

Мы так часто говорим о бездуховности современного искусства. И вот он результат этой бездуховности – тупик. Тупик нравственный, тупик концептуальный и тупик творческий. За этими потугами на высокое искусство не стоит ничего, кроме внутренней пустоты самих авторов. Выхода нет, потому что она сам не обретен внутренне творцом. Когда-то Федор Достоевский сказал, что русский человек без Бога дрянь. Эта никчемность чувствуется во многих проявлениях творческой энергии современной русской интеллигенции.

Панацея от этой бызвыходности, как это бы ни банально прозвучало это сегодня, одна – нужно самому обрести веру. Веру, которая поможет не просто примириться с окружающим миром, но и научится преобразовывать его.
О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?
  Следующие 20 >>