анонсы статьи
новости
25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений

16.5.2024
Женщина, рожденная в результате суррогатного материнства, поддержала призыв Папы Франциска к его запрету

7.5.2024
В Италии набирает силу католическое движение «реконструкторов» в борьбе за «отпавшие от церкви» души

1.5.2024
Предпасхальный концерт в соборе Святой Марии в Санкт-Петербурге

26.4.2024
Христианские лидеры Африки отмечают 30-летие со дня геноцида в Руанде

22.4.2024
Совет кардиналов продолжил дискуссию о роли женщин в Католической Церкви

15.4.2024
В Исаакиевском соборе представили резную икону Божией Матери для незрячих

12.4.2024
Научная конференция в Санкт-Петербургском христианском университете

10.4.2024
СПбГУ запустил бакалавриат по «христианской теологии» с бюджетными местами
Узкий путь христианского экуменизма

Михаил Неволин, Санкт-Петербург

Встреча в лютеранской церкви Пресвятой Троицы в Варшаве в 2006 году (фото Ратцингер-Информ)
Встреча в лютеранской церкви Пресвятой Троицы в Варшаве в 2006 году (фото Ратцингер-Информ)
В каждой деноминации есть люди, по-разному относящиеся к христианскому экуменическому движению. В нашей стране очень много тех, кто воспринимает христиан из других деноминаций, как, если уж не врагов или «волков в овечьих шкурах, то, по меньшей мере, как людей, которые лишь дискредитируют понятие Церковь и христианство.

Мы, россияне, вообще, как мне кажется, склонны к слишком радиальному отношению к инакомыслящим – будь то люди с иными политическими предпочтениями или те, чьей вкус, скажем, на кино или музыку не совпадает с нашим. Если от наших политических предпочтений зависит то, за кого мы отдадим свой голос на очередных выборах, от музыкальных – какой диск или какую радиостанцию включим, то сфера религии куда более чувствительная. Для по-настоящему верующего человека из любой деноминации эта сфера, так или иначе, оказывает влияние на все стороны его жизни. Поэтому и общение с теми, кто понимает иначе то, что жизненно важно для нас – тема болезненная.

Отношение к христианскому экуменизму усложняет и то, что часто под этим понимается не диалог с другими христианами и попытка лучше узнать друг друга, а некая угроза создания одной общей деноминации, которая должна поглотить все существующие христианские церкви. Эта угроза является надуманной и серьёзно такой проект сегодня никто не рассматривает. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что самые ярые противники экуменизма легко превращаются в его сторонников, если речь идёт о ликвидации всех деноминаций и слияния всех в одну, если эта одна – та, к которой они себя причисляют. Иными словами, мы все, конечно, за диалог при одном условии – если он будет монологом, а другая сторона возьмёт на себя роль благодарного слушателя и ученика.

Вместо того, чтобы строить нормальные отношения, мы начинаем доводить идею до абсурда, спрашивая – почему бы тогда не начать сотрудничать сразу с сатанистами, наладить совместное служение с гей-активистами и так далее? А таким способом (доведения до абсурда) можно «заболтать» абсолютно всё, что угодно и именно так зачастую и происходит.

Едва услышав словосочетание экуменическое христианское общение, многие ярые его противники тут же рисуют у себя в воображении ужасную картину Вавилонского смешения всего и вся, где их будут заставлять делать какие-то совершенно неприемлемые для них вещи.

При этом восприятие чужой точки зрения во многом основывается на предрассудках, штампах и ярлыках. Кроме того, как водится, мы всегда с большим удовольствием сравниваем лучшее, что смогли найти у себя, с худшим, что обнаружили у другого.

В истории церкви любого исповедания без труда можно найти не самые светлые периоды. Да и в том, что мы видим сегодня друг у друга можно легко найти то, с чем мы категорически не согласны, против чего мы боремся и в чём мы, на наш взгляд, преуспели по отношению к другим деноминациям. Впрочем, это касается не только взаимоотношению церквей, но и вообще свойственно людям – мы гораздо легче видим негативные вещи, если это касается других, а вот для того, чтобы увидеть в человеке что-то доброе и светлое, как правило, надо приложить куда больше усилий.

Как надоевшие друг другу родственники, которые вынуждены периодически, встречаться на каких-то семейных торжествах, улыбаться друг другу, говорить комплименты, христиане разных исповеданий также время от времени собираются вместе, чтобы соблюсти приличия. Раз в год произносятся речи о необходимости сотрудничества друг с другом в разных направлениях. Встречи, как правило, освещаются не очень подробно, чтобы не раздражать ту немалую часть прихожан каждой церкви, которая явно не оценит экуменических диалогов в верхах.

Наибольшую непримиримость к сотрудничеству с христианами других исповеданий, как правило, показывают неофиты и это справедливо для любой деноминации. На многочисленных религиозных интернет форумах именно неофиты наиболее непримиримы и полны решимости «броситься в бой» за свою веру против «еретиков». Делая первые шаги в вере мы почему-то более настроены ни на слушание и учёбу, а на обучение других.

Надо признать, что сегодня христиан, способных слушать и пытаться понять верующих из других церквей – не так уж много. К сожалению, в нашем обществе, где уровень нетерпимости к инакомыслию (в том числе религиозному) и без того крайне высок в последние годы он заметно растёт. Верующие, говорящие о необходимости активного диалога с другими церквями находятся в крайне сложном положении, попадая под перекрёстный огонь. Их критикуют со всех сторон: «чужие» – за то, что они не «свои», а «свои» – за то, что они слишком лояльны к «чужим».

Необходимо отметить, что толерантно относиться к иной точке зрения можно в двух случаях. И один из них - когда у человека вообще нет собственных твёрдых убеждений и он одинаково далёк и от своей церкви, и от любой другой и, соответственно, какие-либо различия во мнениях ему не представляются такими уж важными. Но есть и иная основа - когда христианин наоборот укоренён в своей вере и видит в другом не потенциальную угрозу, а брата, пусть и не похожего на него. Такой верующий осознаёт, что общение с другим христианином может обогатить чем-то не только другого, но и его самого. Он не только старается научить чему-то собеседника, но и сам готов учиться.

Картина это выглядит в наших условиях уж слишком утопичной, на фоне непримиримости и нетерпимости, которая широко распространена в нашем обществе, но пусть это будет хотя бы мечтой, к которой надо делать маленькие шаги по узкому и критикуемому со всех сторон пути.
Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?

Гедонисты, гностики и христиане — три разных взгляда на сексуальность

Бах остается Бахом

От необитаемого острова до космоса. Лучшие и необычные романы о миссионерстве

Евангелие остаётся истинным

Архитектура чуда. О романе Нади Алексеевой «Полунощница»
  Следующие 20 >>