анонсы статьи
новости
19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник

29.5.2024
Конференция в Общественной палате РФ

27.5.2024
Секреты Дома Евангелия. «Фонтанка» заглянула в церковь баптистов, которая 30 лет простояла заброшенной

25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений
О психологии атеизма

Сергей Худиев, Москва

Как-то я читал статью психолога, который проанализировал отношения известных атеистов (Фейрбаха, Фрейда, Маркса и других) с их отцами, и обнаружил, что отношения эти были плохими или отсутствующими. Психоаналитически мы вполне можем предположить, что гнев и недовольство в отношении родных отцов побудили этих людей восстать против Отца Небесного.

Доказывает ли это ложность их убеждений? Еще нет. Но это показывает уязвимость одного из постоянных доводов атеистов — что веру можно объяснить психологически. Человек верит потому, что у него был прекрасный отец, образ которого он спроецировал на небеса. Или, наоборот, ужасный отец, которого он решил заменить «настоящим» Отцом на небесах.

На что опирается такого рода доводы? В основании науки лежит такая важная добродетель, как смирение перед реальностью. Мир не таков, как мне бы и вам хотелось. Чтобы понять, каков он на самом деле, нам надо отложить наши хотения и исследовать вселенную, какой она есть, а не какая бы нам больше понравилась.

Может быть, мне хотелось бы верить, что за окном на пальмах покачиваются кокосы и плещется теплое море, но выйдя из подъезда в шортах и маечке, я обнаружу, что горько ошибся. Чтобы жить в реальном мире — и попытаться его улучшить — я должен понять, что он не обязан соответствовать моим, даже самым глубоким, желаниям. Наши желания могут нас страшно обманывать.

Верующие страстно желают, чтобы у них был небесный Отец, который, после всех горестей и испытаний земной жизни, ввел бы их в рай — но из этого никак не следует, что они туда попадут. Надо быть очень осторожным чтобы не принять желаемое за действительное. Но этот же тезис верен и в другой форме — опасно принять нежелаемое за недействительное.

Если вы хотите, чтобы Бога не было — из этого никак не следует, что Его нет. Желание — не доказательство. Однако здесь нам важно уточнить — наше желание рая не доказательство, но указатель.

То, что подросток мечтает о первой любви, не гарантирует, что его полюбят, но, по крайне мере, указывает на такую возможность. Такое желание не могло бы возникнуть в бесполом мире.

В принципе, можно стоять на том, что наше желание рая возникло в «безрайском» мире, и приискивать ему какие-то психоаналитические объяснения. Указатель не обладает принудительной силой. Но он существует — и на него стоит обратить внимание.
О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?
  Следующие 20 >>