анонсы статьи
новости
25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений

16.5.2024
Женщина, рожденная в результате суррогатного материнства, поддержала призыв Папы Франциска к его запрету

7.5.2024
В Италии набирает силу католическое движение «реконструкторов» в борьбе за «отпавшие от церкви» души

1.5.2024
Предпасхальный концерт в соборе Святой Марии в Санкт-Петербурге

26.4.2024
Христианские лидеры Африки отмечают 30-летие со дня геноцида в Руанде

22.4.2024
Совет кардиналов продолжил дискуссию о роли женщин в Католической Церкви

15.4.2024
В Исаакиевском соборе представили резную икону Божией Матери для незрячих

12.4.2024
Научная конференция в Санкт-Петербургском христианском университете

10.4.2024
СПбГУ запустил бакалавриат по «христианской теологии» с бюджетными местами
О христианской терпимости

Сергей Худиев, Москва

Слово "терпимость" часто имеет негативный оттенок. Оно воспринимается, как готовность соглашаться с заблуждениями. В самом деле, в нашем мире терпимость часто превращается в "игру в одни ворота". Христианство сталкивается в США, в Европе, в меньшей степени в России — с идеологией и мировидением, которое с ним несовместимо. Его часто называют "либеральным" или "прогрессивным". Его характерные признаки — настойчивое продвижение по всему миру абортов, сексуальных девиаций, переопределение понятия "брак" до его полного обессмысливания. Все эти вещи с точки зрения христианства являются тяжким грехом.

Когда христиане критикуют такую политику, их обвиняют в «нетерпимости» и даже «ненависти». "Терпимостью" в этом контексте объявляется полное и безоговорочное повиновение идеологии, с которой ни один верный христианин не может согласиться. Это мешает понять подлинный смысл терпимости — терпимости как добродетели. Между тем, это очень важная добродетель. Она близка к таким христианским качествам, как кротость, долготерпение и любовь к ближнему.

Мир полон людей, которые яростно нападают на ложь и зло. Причем они часто нападают на действительно ужасные вещи. Как киношные герои, которые бьют и крушат злодеев, они верят, что борьба за добро состоит в яростных атаках на зло.

Это ошибка, в которую легко впасть — мы вообще легко впадаем в ярость и гнев. Но выступая против зла, люди часто не замечают, что выступают на стороне еще худшего зла. Сознание собственной правоты (ведь я выступаю против несомненного зла!) — резко понижает способность человека оценивать свои собственные действия. Как с моральной точки зрения, так и с точки зрения здравого смысла, да и элементарной эффективности — чего можно добиться, действуя таким образом?

Мы не призваны бороться со злом. Экспедиция, в которую мы посланы, спасательная, а не карательная. Мы боремся ради спасения людей. Это значит, не против дурных или заблуждающихся людей — а за них. Терпимость — это не вопрос отношения к ложным и разрушительным взглядам, которые мы, разумеется, не можем и не должны принимать. Терпимость — это вопрос отношения к людям.

Как говорит Апостол: «рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю» (2Тим.2:24-26).

Мы призваны приветливо и дружелюбно относиться к заблуждающимся людям, поддерживать с ними общение, сохранять человеческие контакты, чтобы мягко и терпеливо свидетельствовать об Истине, подражая Богу, который "долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2Пет.3:9).
Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?

Гедонисты, гностики и христиане — три разных взгляда на сексуальность

Бах остается Бахом

От необитаемого острова до космоса. Лучшие и необычные романы о миссионерстве

Евангелие остаётся истинным

Архитектура чуда. О романе Нади Алексеевой «Полунощница»
  Следующие 20 >>