анонсы статьи
новости
25.5.2024
Ежегодное богослужение в память жертв политических репрессий

20.5.2024
В Ватикане изменили правила в отношении чудесных явлений

16.5.2024
Женщина, рожденная в результате суррогатного материнства, поддержала призыв Папы Франциска к его запрету

7.5.2024
В Италии набирает силу католическое движение «реконструкторов» в борьбе за «отпавшие от церкви» души

1.5.2024
Предпасхальный концерт в соборе Святой Марии в Санкт-Петербурге

26.4.2024
Христианские лидеры Африки отмечают 30-летие со дня геноцида в Руанде

22.4.2024
Совет кардиналов продолжил дискуссию о роли женщин в Католической Церкви

15.4.2024
В Исаакиевском соборе представили резную икону Божией Матери для незрячих

12.4.2024
Научная конференция в Санкт-Петербургском христианском университете

10.4.2024
СПбГУ запустил бакалавриат по «христианской теологии» с бюджетными местами
Парадокс неверия

Сергей Худиев, Москва

Довольно часто, когда речь заходит о спасении, я сталкиваюсь со странным парадоксом — люди, которые не хотят поверить в Бога, в то же время требуют, чтобы Он каким-то образом гарантировал им попадание в рай. Выглядит это примерно так: «в Бога мы вашего не верим и не собираемся, но вы должны сказать, что Он нас все равно спасет».

Это требование парадоксально в нескольких отношениях. Если Бога нет, то нет и вечной жизни, следовательно и нет никаких оснований беспокоиться о своем вечном спасении — все радости и скорби навсегда заканчиваются с окончанием физической жизни. Беспокоиться не о чем. Огорчаться на то, что Слово Божие не обещает неверующим вечной жизни в этой ситуации довольно странно — зачем вам ложные обещания? В этом случае человек, который говорит «скажите, что Бог меня все равно спасет», фактически требует «обманите меня».

Беспокоиться о том войду ли я в рай - имеет смысл только в том случае, если рай реален. Но в этом случае тем более странно требовать, чтобы мне обещали рай без покаяния и веры. Если рай — реальное место, в которое я надеюсь попасть, мне следует тщательно разведать дорогу. Люди, которые станут указывать мне ложный путь, на самом деле причинят мне великое зло. В этом случае человек требует, опять таки, чтобы его обманули — причем страшным обманом, из-за которого он может "промахнуться" мимо совершенно реального рая. Итак, если рая не существует, о нем нечего и беспокоиться; если рай реален, мы отчаянно нуждаемся в истинных, а не утешительных словах о том, как туда попасть.

Другая сторона парадокса — склонность предъявлять Богу претензии за свой собственный выбор отвергнуть Его. Как будто если Бог был бы более любящим, Он бы как-нибудь спас меня в то время, как я наотрез отказываюсь быть спасенным. Но это не вопрос нехватки милости. Это вопрос непреодолимого логического противоречия. Всемогущий и вселюбящий Бог не может совершить логически абсурдных действий не потому, что у Него не хватит могущества или благости, а потому, что некоторые запросы внутренне бессмысленны, они ничего не означают. Бог не может создать круглый квадрат или светлую тьму просто потому, что в обычном языке эти словосочетания ничего не означают.

Спасение — это новые отношения с Богом и Его народом. Выдвигать требование «я хочу быть спасенным, но так, чтобы не иметь никакого отношения к Богу и Его святым» - значит произносить бессмысленный набор слов. Быть спасенным — это и значит быть с Богом и Его людьми — вечно.

Так что тут стоит определиться — во что же мы верим и чего хотим. Если мы верим в спасение и хотим его, то его нужно просто принять покаянием и верой. Оно открыто для всех, оплачено кровью Христовой. Дверь открыта, всех нас настойчиво приглашают войти.
Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство

О Дальнем Востоке, Евангелии и фазанах

Как я смогу радоваться в раю, если мои близкие окажутся в аду?

Мокрый храм

Является ли концепция прав человека христианской?

Добродетель незлобия

Почему мы не верим Грабовому и верим Апостолам?

Гедонисты, гностики и христиане — три разных взгляда на сексуальность

Бах остается Бахом

От необитаемого острова до космоса. Лучшие и необычные романы о миссионерстве

Евангелие остаётся истинным

Архитектура чуда. О романе Нади Алексеевой «Полунощница»
  Следующие 20 >>