анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
Конец "константиновской эпохи"

Сергей Худиев, Москва

Первые три века своего существования Церковь Христова жила в полуподполье, периодически подвергаясь гонениям - то со стороны толп, которые приписывали христианам всякие фантастические преступления, то со стороны императоров, которые считали, что христианство разлагает Рим изнутри. Но число христиан (и их влияние) росло. Наконец император Константин сначала положил конец гонениям, затем признал христианство в качестве государственной религии.

Это положило начало эпохе, которую историки называют "константиновой" - эпохе, когда европейские государи и их подданные были (или, по крайней мере, считались) христианами. Церковь присутствовала в обществе как его важнейший институт, во многом определяя его представления о правильном и неправильном, о месте человека в мире, его правах и обязанностях.

Конечно, это не было эпохой всеобщей святости - напротив, после того, как императоры стали христианами, Церковь наполнилась людьми, искавшими не горнего, а земного. Принадлежность к Церкви была необходимым знаком принадлежности к обществу. Реакцией на неизбежное падение духовной температуры явилось монашество - люди, удрученные состоянием мира (и Церкви) удалялись в пустыни, чтобы проводить жизнь в строгом благочестии и служении Богу.

Однако Евангелие глубоко пропитано ткань европейской культуры, породило множество святых, оказало глубокое влияние на нравы, обычаи и представления о мире так, что даже критически настроенные к Церкви движения - могли расти только на почве, сформированной Библией. В ряде европейских стран существовали государственные или официальные Церкви - в Британии, Германии, Скандинавии, Греции. В самой могущественной стране западного мира (а теперь - и мира вообще) США, вводить государственную Церковь было запрещено конституцией, но страна долгое время оставалась "константиновской" в том смысле, что христианство воспринималось, как несомненная основа цивилизации, и избиратели ожидали от любого политика, что он будет прихожанином какой-то церкви. Принадлежность к христианству ни от кого не требовалась официально, но давала несомненные преимущества в общественной жизни.

Теперь, с решением Верховного Суда США, эту эпоху - и в США, и в западном мире вообще - можно считать завершённой. Быть христианином, всерьёз относящимся к слову Божию, опять становится социально невыгодно. Из (формально или фактически) государственной религии христианство становится религией, имеющей некоторые серьёзные трения с обществом и государством.

Наверное с точки зрения "культурных войн" это плохо. Это явное поражение в борьбе за влияние на культуру. Но Бог ищет спасения не культуры, а человеческих душ. Именно они предназначены для вечности. Возможно, перестав быть религией социальной респектабельности, христианство откроется другой своей стороной - как Благая Весть о вечном спасении, ради которого стоит оставить весь мир.
Стоит ли откладывать покаяние?

В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство
  Следующие 20 >>