анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
Утончённость злословия

Михаил Чернявский, Хабаровск

«Язык твой… как изощренная бритва…» (Пс. 51:4)

Недооценивать силу слова крайне опасно, потому что «смерть и жизнь – во власти языка» (Пр. 18:22). Согласно логике библейской литературы мудрости, любое злоречие относится к линии глупости, греха и беззакония. Соответственно, мудрый и благочестивый человек будет развивать личностную целостность и самообладание, а значит, будет стремиться к мудрости, как в словах, так и в поступках.

Современные ученые установили влияние слов на здоровье человека на молекулярном уровне, в то время как Слово Божье говорит об этом уже не первое тысячелетие: «Приятная речь – сотовый мед, сладка для души и целебна для костей» (Пр. 16:24). Умение говорить чисто и увлекательно способствует эффективному обучению, поскольку «сладкая речь прибавит к учению» (Пр. 16:21).

В ярких пословицах книги Притчей Соломона легко просматривается широкий спектр грехов, связанных с языком: ложь, коварные речи, клевета, многословие, гневные оскорбления, сплетни, лжесвидетельство, сварливость, проклятия, лесть и т.п.

Под сквернословием подразумевается речь, наполненная неприличными выражениями, непристойными словами. В языкознании к сквернословию относятся главным образом две формы нелитературного языка: жанр инвектива, то есть оскорбительная, бранная речь и обсценная (ненормативная) лексика.

На сегодняшний день налицо кризис массовой культуры речи. В русскоязычном контексте ярким тому свидетельством является тот факт, что матом люди не столько ругаются, сколько разговаривают.

«Не приучай твоих уст к грубой невежливости, ибо при ней бывают греховные слова… Человек, привыкающий к бранным словам, во все дни свои не научится» (Сир. 23:16,19). Эти актуальные наставления принадлежат иудейскому книжнику межзаветного периода Иисусу, сыну Сирахову, и представляют собой великолепный пример раввинистической мудрости. У евангелиста Матфея и апостола Иакова, об учении которых речь пойдет ниже, содержится немало реминисценций, восходящих к этой книге.

Вспоминаю, как вскоре после своего обращения к Господу в одной мимолетной перебранке я выругался. Меня будто обдало кипятком, но изнутри, а не снаружи. Стало жутко стыдно, и в первую очередь перед той Личностью, что теперь неотступно сопровождала меня и наполнила сердце, рожденное свыше. Нужно было каяться и усвоить урок – ни себе, ни греху я больше не принадлежу.

В отличие от сквернословия, злословить – значит язвительно и злобно отзываться о людях, недоброжелательно обсуждать чужие дела. В законе Моисея, прежде всего, жестко табуировано злословие родителей и начальников. «Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21:17). «Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси» (Исх. 22:28).

Нередко содержанием злословия является правда или полуправда, которая высказывается с целью причинения вреда оппоненту. В этом и состоит изощренная опасность и мнимая утонченность данного греха. Такова тактика сатаны (Иов. 1:9; 2:4-5; Отк.12:10), так Семей злословил Давида (2 Цар. 16:5-18), аналогичным образом иудейские религиозные лидеры злословили распятого Христа (Мф. 27:39-44).

К сожалению, и сегодня в евангельском сообществе грубость и хамство нередко прикрываются искренностью и прямотой. Ненависть к брату драпируется правдолюбием, ослепляя своего очередного клиента, делает из него человекоубийцу, судью, изрыгающего ультиматумы и проклятия. Кажущаяся победа над внешними ложью и лестью на поверку вскоре оказывается внутренним триумфом гордыни и самоправедности. Помните финальную реплику фильма Тэйлора Хэкворда «Адвокат дьявола»: «Тщеславие – мой самый любимый из грехов».

Предпочтение утонченных грехов грубым связано не со степенью богопознания, но лишь с мерой духовного ослепления. В миссионерском противостоянии мирским ценностям или в жестоких условиях информационной войны невозможно сохранить трезвость мышления, не обновляя своего сознания вечной истиной Священного Писания, не вникая в себя и в библейское учение.

Иисус Христос особое место в Своем учении отводит объяснению причин злоречия и ответственности за него. В Его Нагорной проповеди оговариваются условия Нового Завета, согласно которым требования Бога возрастают по отношению к мыслям, словам и поступкам людей. Осуждению теперь подлежит не только убийство, но и гневные и оскорбительные высказывания в адрес другого человека (Мф. 5:22).

Далее в ответ на богохульные обвинения фарисеев Христос говорит: «Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста... Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12:34,36-37).

Порой человек сдает себя с потрохами не только в перепалке с людьми, но даже в разговоре с Богом. Однажды во время богослужения мне довелось услышать весьма красноречивую фразу: «Господи, я следую за Тобой уже тридцать лет, и это Тебе не шуточки, Господи!»

Невозможно избавиться от проблемы злоречия какими-то внешними методиками и манипуляциями. Для этого необходимо преображение внутренней сущности человека, его духовного и ментального стержня, что сопровождается постоянной работой над собой. Таким образом, Господь запрещает не только злые и лживые слова, но и пустые, лишенные смысла, не способствующие добру. Ненужные слова быстро перестают быть нейтральными, поскольку в падшем мире становятся проводниками греха.

Апостол Павел, углубляя тему ответственности, говорит, что «…злоречивые… Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10). Павел, усвоивший учение Христа о рождении свыше, предостерегает христиан от сквернословия любого рода, апеллируя к тому, что в противном случае они будут оскорблять и угашать Святой Дух в своих сердцах (Еф. 4:29-31). Как же это просто: нечего сказать без зла и с любовью – молчи! Но как же это сложно…

Кроме того, апостол язычников говорит, что для призванных к святости Божьей нелепые и глупые разговоры, а также безответственное шутовство неприличны (Еф. 5:4). «Слово ваше да будет всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому» (Кол. 4:6). Главное требование к речи христианина сводится к наличию духовного содержания, несущее Божье принятие и милосердие. При этом назидание должно подаваться в остроумной и запоминающейся манере. При таком сочетании разговор просто не имеет шансов наполниться пустотой и скверной.

Остроты и сарказм бывают хороши в качестве приправы, но они не годятся в качестве основного блюда. Колкости и осуждение – путь очень скользкий. Именно этому посвятил одно из своих рубаи знаменитый персидский поэт и философ Омар Хайям:

Ты при всех на меня накликаешь позор;
Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!
Я готов согласиться с твоими словами.
Но достоин ли ты выносить приговор?

Опасность осуждения состоит в превозношении над братом, что в свою очередь может открыть дорогу всем другим порокам, даже если они казались давно побежденными. Антоний Великий предупреждал: «Не злословь брата твоего, даже если ты видишь его преступающим все заповеди. Иначе сам впадешь в руки врагов твоих».

Речь не идет о равнодушном потворстве греху, а лишь о том, что злословие разрушительно по умолчанию, ибо лишено всякого конструктива. «Если я говорю…, но во мне нет любви, то я в таком случае не что иное, как звенящая медь, как бряцающие тарелки» (1 Кор. 13:1, МБО).

На страницах пасторских посланий ключевое требование сводится к необходимости для служителя быть образцом и примером для подражания. В то же время в сферу пасторской ответственности за церковь входит пресечение вредных разговоров лукавых и безрассудных людей (Тит. 1:10-11).

И наконец, в блоке соборных посланий особый интерес для нашей темы представляет Послание апостола Иакова. Около четверти его объема посвящено мудрой и благочестивой речи. Наставления об этом, так или иначе, имеются в каждой из пяти глав послания, при этом глава третья посвящена данной проблеме целиком.

Иаков начинает с того, что всякий, исполняющий Божье Слово, «будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев» (1:19). Необузданный язык перечеркивает все благочестивые потуги и старания, делает их тщетными. Поэтому не стоит входить в самообман, но побеждать собственную импульсивность и неуравновешенность методичным послушанием библейским заповедям, и не удовлетворяться поверхностным слушанием.

Все без исключения грешат своим языком, воспаляемым от геенны, то есть проблема универсальна. Злоречие имеет огромную разрушительную силу и является источником других грехов и умножения зла.

Тем не менее, данная универсальная проблема решается Богом, Который наполняет верное и послушное сердце мудростью, праведностью и миром. Поэтому для христианина нечистая речь противоестественна. Иисус объяснил, что слова являются внешним свидетельством того, чем наполнено сердце. Поэтому каждая новая победа над нечистотой языка, – говорит апостол Иаков, – приближает нас к эталону Божьего совершенства и святости.

«Смиритесь пред Господом, и вознесет вас. Не злословьте друг друга, братия: кто злословит брата или судит брата своего, того злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья. Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого?» (Иак.4:10-12).

Или вы все еще предпочитаете быть утонченным и респектабельным нечестивцем?

Газета "Мирт"
Стоит ли откладывать покаяние?

В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство
  Следующие 20 >>