анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
Другое поручение

Сергей Худиев, Москва

Недавно я читал статью по социологии, в которой речь шла о таком явлении, как конфликт идентичностей. Вот, например, Первая мировая война. Для немецкого, французского или русского пролетария (как для пролетария) - пролетарии других стран — братья, а вот правящие классы его собственной нации, которые развязали бойню и наживаются на ней, враги. А вот как для члена соответствующей нации — все наоборот. Правительство своей нации — это свои, за них надо сражаться и умирать, а вот пролетарии с той стороны линии фронта — это враги, которых надо поубивать.

Какая-то из этих идентичностей в итоге берет верх и пролетарий либо отправляется на фронт, либо восстает против своего правительства.

Христианская идентичность тоже может входить в конфликты с другими (и с национальной, и с классовой), но она отличается тем, что она не построена на отвержении. Пролетарий ненавидит капиталистов, националист — иностранцев, эти идентичности построены на четком противопоставлении «мы и враги». Христианин видит в других людях драгоценные Божии творения, несущие Его образ. Там, где мирской человек видит врага, которого надо убить, христианин видит душу, которую надо спасти.

Христиане принадлежат к определенным нациям, живут под властью определенных правительств, принадлежат к тем или иным социальным группам, у них есть и другие идентичности, кроме, собственно, христианской. Эти идентичности могут уживаться вполне мирно.

Но может оказаться так, что развитие событий поставит человека перед выбором — какая из них главнее? Я, прежде всего, "член своей нации", или член Церкви Христовой? Кто мне, прежде всего, свои — соплеменники или единоверцы?

Святой Апостол Павел должен был сражаться с ненавистными римскими поработителями (как верный своему народу иудей) или наоборот, помогать Римской империи поддерживать закон и порядок (как римский гражданин)? Он не делал ни того ни другого — у него была совершенно другая миссия и совершенно другая идентичность. Он был Христианином и Апостолом, подданным Господа Иисуса Христа, исполняющим Его поручение: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян.20:24).

Времена смут и конфликтов, когда различные группы людей смотрят друг на друга с ненавистью, а воздух полон яростной пропаганды, это времена, которые дают нам возможность проявить верность Господу. Признать именно Его Господом, именно Его стоящим на первом месте. Признать самым важным в жизни исполнение Его поручения и быть готовым отложить все, что ему мешает.

Это может быть нелегко, тем более, что конфликтующие стороны горячо уверяют, что «Бог на их стороне». Бог горячо поддерживает вооруженную классовую борьбу, как учили «теологи освобождения» в Латинской Америке. Бог поддерживает нашего кесаря против "ихнего" кесаря — как проповедовали ровно сто лет назад в храмах по всей Европе. И тут, наверное, стоит задаться вопросом — а кого Бог поддерживал тогда, во времена Господа Иисуса и Апостолов. Иудейских зилотов или римских легионеров? Бог был за римлян или за парфян? За галлов или за германцев? Или у Него вообще другие планы и другое поручение к Его верным?
Стоит ли откладывать покаяние?

В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство
  Следующие 20 >>