анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
В последнюю минуту

Сергей Худиев, Москва

Недавно я прочитал историю чудесного исцеления — женщина страдала аневризмой головного мозга. Это болезнь, которая проявляется в выпячивании стенки артерии. Разрыв аневризмы может моментально убить человека. Ей пришлось какое-то время лежать, зная, что она может умереть каждую минуту. Для нее все кончилось хорошо, но попробуем представить себе, каково это? Ясно понимать, что вот сейчас у тебя в мозгу может лопнуть артерия, и в следующую секунду ты будешь уже на той стороне.

Памятование о смерти постоянно присутствует в христианской традиции, и атеисты любили усматривать в ней какую-то особенную мрачность. Дело не в мрачности. Дело в том, что если мы помним, что этот день, этот час, это сообщение, которые мы отправили в сеть, этот разговор с этим человеком может оказаться последним, это многое меняет.

Интернет полон сетевых дневников людей, которые уже умерли — и мы видим самую последнюю запись, которая уже не будет ни заслонена другими, ни исправлена. Что мы бы хотели бы оставить здесь? С чем бы мы хотели отправиться туда?

Размышление об этом помогает отделить важное от неважного. Зачем я живу? Что я делаю в этом мире? Куда отправлюсь после того, как мое время истечет? На что я намерен это время потратить? Что я буду делать в эту минуту, которая может оказаться последней? Обычно мы об этом не думаем. Поток забот и хлопот уносит нас, а когда у нас остается свободное время, мы занимаем его какими-нибудь развлечениями или препирательствами в сети. Но иногда что-то напоминает нам — время уходит и оно уйдет.

Что бы мы стали делать, ожидая разрыва аневризмы? Развлекаться? Ругаться с соседями? Наверное, нет. Мы, наконец, задумались бы о самом важном — о Боге и о людях. О том, как нам услышать Его, понять Его, послужить Ему, принести в этот мир что-то доброе — мир, утешение и исцеление. И, если мы захотим задуматься — мы откроем что-то бесконечно важное и прекрасное, что-то, что наполнит нашу жизнь смыслом и неожиданным счастьем. Только зачем дожидаться аневризмы? Мы же знаем, что мы умрем, так или иначе. И в свете этого знания мы можем выйти из потока мелких забот, мелких конфликтов и мелких страхов и остановиться на чем-то, действительно важном.
Стоит ли откладывать покаяние?

В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство
  Следующие 20 >>