анонсы статьи
новости
17.7.2024
"Семья в фокусе"

13.7.2024
Евангельские группы присоединяются к осуждению экспертом ООН проституции как системы насилия и эксплуатации после ужасающего доклада

1.7.2024
Хоули призывает «снять транс-флаг» с федеральных зданий, заставить христианских руководителей поставить «Америку на первое место»

24.6.2024
Раскрыты подробности нападения на православный храм в Дербенте

19.6.2024
Стали известны темы, обсуждавшиеся на встрече папы Франциска с президентом Байденом

13.6.2024
В Санкт-Петербурге проходит Всероссийская конференция служителей Российского союза евангельских христиан баптистов

10.6.2024
Прощание с Р.Л. Носач

8.6.2024
Саммит Глав Протестантских Церквей России

6.6.2024
Эффективность и справедливость: христианский взгляд на социально-экономическое развитие

3.6.2024
Баптисты Петербурга организовали семейный праздник
Права, обязательства и Высший Законодатель

Сергей Худиев, православный публицист

Как-то в одной из сетевых дискуссий один из участников заметил, что вопрос о правах и свободах личности есть чисто земной, а не теологический. Я так не думаю.

Разговор о правах в чисто юридической плоскости - имеет ли гражданин Х по закону право на У - действительно не носит теологического характера. Но когда говорят о "неотъемлемых правах человека", то выходят далеко за юридические рамки. Если закон не соответствует правам человека (или тому, как их понимает автор), закон требуется пересмотреть, т.е. неотъемлемые права человека рассматривают как нечто первичное и более авторитетное по отношению к закону.

Таким образом предполагается некое представления о нравственном и справедливом, не всегда совпадающее с законом, но более авторитетное, чем закон. При этом, сам закон следует пересматривать в соответствии с этими представлениями. В этом случае вопрос - а на чем основаны сами эти представления - неизбежен; а это вопрос мировоззренческий, более того, теологический. Это вопрос о Высшем Законодателе, стоящем над всеми иными законодателями.

Само провозглашение неотъемлемых прав - есть провозглашение неотменимых обязательств. У меня часто складывается впечатление, что люди рассматривают свои права как нечто, во-первых, само собой разумеющееся, во-вторых, не предполагающее ограничений и обязанностей. Указание на какие-либо ограничения и обязанности рассматривается, напротив, как "ущемление прав".

Однако права являются обязанностями, а свобода является ограничением в зависимости от того, смотрите ли Вы на одно и то же с Вашей точки зрения или с точки зрения соседа. Ваше право на жизнь и на собственность есть возложенное на соседа обязательство на Вашу жизнь и имущество ни прямо, ни косвенно не покушаться. Ваша свобода слова означает не только то, что Вы можете говорить что хотите - она означает, что другим (государству или частным лицам) запрещено подвергнуть Вас за это репрессиям. В самых тоталитарных обществах у людей была возможность высказать все, что они думают, а у властей - возможность подвергнуть их за это истязаниям и казни. Права и свободы - это не столько то, что Вам позволено делать, сколько то, что с Вами делать запрещено. А это неизбежно вызывает вопрос - кто имеет власть запрещать?

То, что у Вас есть неотъемлемые права, означает, что у меня есть по отношению к Вам неотменимые обязанности. Кто имеет неотъемлемую, неоспоримую и неотменимую власть эти обязанности налагать? Это не думы, парламенты или иные законодательные собрания - на них самих налагается обязанность в своем законотворчестве исходить из неотъемлемых прав. Кроме того, если бы источником прав было государство, было бы невозможно говорить об их неотъемлемости. Государствам случалось права отнимать, и если мы не ставим над государством некого Высшего Законодателя, само понятие неотъемлемости теряет смысл. Государство дало, государство и взяло - кто же оспорит его, государства, полномочия, если над государством никого нет?

Мне довольно часто доводится беседовать с неверующими (часто решительно, воинственно неверующими) людьми. Они настаивают на своих правах, и тогда я всегда ставлю вопрос - почему Вы думаете, что у меня есть моральные обязательства уважать Ваши права? Я не сомневаюсь в наличии неотъемлемых прав - но я-то верю в Высшего Законодателя. Например, раз Он дал заповедь "не убий" у всех есть обязательство воздерживаться от нанесения побоев или иного явного вреда здоровью и жизни других людей, хотя бы им лично и неприятных.

Но допустим, я разделил позицию моих оппонентов, они меня убедили - Бога то ли вообще нет, то ли Он не имеет власти налагать моральные обязательства. Тогда кто может налагать те неотменимые обязательства, которые неизбежны при всяком разговоре о "неотъемлемых правах"? Люди? Больше ведь некому. Но с чего бы это вдруг я должен признать за ними такие полномочия? И за какой именно группой людей я должен такие полномочия признавать?

Поэтому мы неизбежно приходим к вопросу - кто есть тот Высший Законодатель, который наделяет неотъемлемыми правами, и, соответственно, налагает неотменимые обязательства?
Стоит ли откладывать покаяние?

В Евангелии нет статистики

Искупление придумал Павел?

Новый Завет и буддизм, а есть ли сходство?

Утешитель предателей

Зло — не снаружи

О пользе моногамии

Служители и остальные

Библия — снаружи я или внутри?

Внутренняя радость

(Не)справедливость искупления

Бог - не следящая камера

Надо ли бояться смирения?

В поисках новой памяти. О романе Е. Водолазкина «Чагин»

Подлинный смысл Пасхи

Смерть, которая имела смысл

Во оставление грехов

Почему мы должны верить в еврейского Бога?

Зуб за зуб

Смирение и достоинство
  Следующие 20 >>