анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
Они сражались за Родину

Игорь Попов, Москва

Кадр из фильма
Кадр из фильма "А зори здесь тихие"
С повестью Бориса Васильева «А зори здесь тихие» лично у меня связана одна смешная история, навсегда заставившая меня запомнить книгу, а потом и полюбить ее. Как известно, всем школьникам на лето давали список дополнительного чтения. Нам его в школе зачитывали, поэтому часто приходилось авторов и названия угадывать интуитивно. Я осмотрел свой список и решил начать с самого интригующего, все остальное мне казалось скучным. Библиотека была совсем рядом — всего в каких-нибудь 15 минутах от дома. Подойдя к ничего не подозревавшей библиотекарше, я потребовал: «Дайте мне книгу иностранного автора Азори Дистихи». Заведующая удивилась: «Да какой же это иностранный автор? Эту книгу написал советский писатель Борис Васильев».

Вот благодаря этому забавному случаю я и познакомился с повестью Бориса Васильева «А зори здесь тихие...». Как и все мальчишки того времени, позже я посмотрел экранизацию повести, снятую Станиславом Ростоцким, которая была тут же разобрана на цитаты и многократно пересматривалась.

Я с некоторой опаской, если не сказать с неприязнью, отношусь к ремейкам. Не понимаю зачем переснимать кино, уже заслужившее популярность, а не снимать новое. Благо для этого материала предостаточно. Неужели всю военную прозу уже экранизировали? Да и могут ли снимать сегодня современные режиссеры настоящее кино о Великой Отечественной? Я долго думал, почему сегодня не получается снимать настоящее кино о войне, при всех технических возможностях, доступных современным кинематографистам? Ответ очень простой. То самое кино о войне, на котором я вырос, снимали либо фронтовики, либо послевоенное поколение, для которых война не была параграфом в учебнике истории. Это были истории людей, по судьбам которых война прошлась танковыми гусеницами и выжженными деревнями. Поэтому и кино получалось очень эмоциональным и личным. Так было с фильмами Станислава Ростоцкого, Леонида Быкова и многих других режиссеров. Так можно ли сегодня снять хорошее кино о войне? Возможно ли этим фильмам по-настоящему тронуть и заставить задуматься зрителя? Я думаю можно. Нужно лишь очень трепетно и уважительно относиться к тому, о чем ты снимаешь фильм.

Именно поэтому я с такой опаской решил посмотреть фильм российского режиссера Рената Давлетьярова «А зори здесь тихие», которые на днях вышел на экраны отечественных кинотеатров. Должен заметить Ренат Давлетьяров смог меня разочаровать. Я готовился к блокбастеру, полному спецэффектов и захватывающего сюжета, а увидел хорошее кино о войне, сумевшее не просто удержаться на уровне ставшей уже классической экранизации, а где-то и превзойти ее.

Но прежде чем перейти к самому кино, я хотел бы вспомнить историю создания повести. Когда началась Великая Отечественная война, Борис Васильев ушел на фронт добровольцем в составе истребительного комсомольского батальона и 3 июля 1941 года был направлен под Смоленск. Он попал в окружение и вышел из него в октябре 1941 года. Затем был направлен в кавалерийскую полковую школу, а затем в пулеметную полковую школу, после окончания которой служил в 8-м гвардейском воздушно-десантном полку 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

Свою знаменитую повесть Васильев написал, основываясь на реальном эпизоде войны, когда семеро солдат, после ранения служившие на одной из узловых станций Кировской железной дороги, не дали немецкой диверсионной группе взорвать железную дорогу на этом участке. В живых остался только сержант, командир группы советских бойцов, которому после войны вручили медаль «За боевые заслуги». Васильев позже вспоминал: «И я подумал: вот оно! Ситуация, когда человек сам, без всякого приказа, решает: не пущу! Им здесь нечего делать! Я начал работать с этим сюжетом, уже написал страниц семь. И вдруг понял, что ничего не выйдет. Это просто будет частный случай на войне. Ничего принципиально нового в этом сюжете не было. Работа встала. А потом вдруг придумалось — пусть у моего героя в подчинении будут не мужики, а молоденькие девчонки. И все — повесть сразу выстроилась. Женщинам ведь труднее всего на войне. Их на фронте было 300 тысяч! А тогда никто о них не писал».

В 1969 году Васильев отнес рукопись повести в журнал «Юность» Борису Полевому. Писатель вспоминал, что Борис Полевой, прочитав рукопись, сделал всего два замечания (заменить «шмайссер» на «автомат» и «еловый корень» на «выворотень») и немедленно подписал ее в номер. С этого момента начинается долгое успешное сотрудничество с журналом «Юность», где впервые увидели свет лучшие произведения Бориса Васильева. Уже через год повесть «А зори здесь тихие…» была перенесена на сцену театра на Таганке и стала одной из самых известных постановок 1970-х годов. В 1972 году книга была успешно экранизирована Станиславом Ростоцким.

Продюсер и режиссер Ренат Давлетьяров неоднократно подчеркивал, что снимает не ремейк картины Ростоцкого, а экранизацию повести Васильева. И это очень чувствуется в фильме. Давлетьяров старался как можно ближе держаться к исконному тексту повести, естественно, позволяя себе некоторые вольности в трактовке.

Сам режиссер в одном из интервью сказал о своем фильме: «Я давно хотел в любом качестве, продюсера или режиссера, снять фильм о войне, и я вырос на материале Васильева... Во-первых, это невероятно сильная вещь, гениальное произведение. И насколько бы ни был велик и любим фильм Ростоцкого, я хочу, чтобы совсем молодые люди, каким был я, когда впервые посмотрел картину 1972 года, увидели эту историю в кинотеатрах, на большом экране. В том числе и это подвигло нас на то, чтобы попробовать дать свое прочтение повести Васильева. Во-вторых, и это другой момент, повесть Васильева жестче, чем фильм Ростоцкого». Получилось ли это сделать у Давлетьярова? Я думаю, что да.

Ты с буквально с первых минут картины погружаешься в историю героического эпизода войны, когда старшина Васков и пятеро молоденьких зенитчиц противостоят отряду опытных диверсантов, которых забрасывают фашисты в далекое от фронта местечко, разъезд, который имеет стратегически важное значение.

Фильм заставляет забыть про все критические замечания о вторичности, невозможности сегодня снять настоящего кино о войне. В какой-то момент просмотра ты просто ловишь себя на мысли, что, сравнивая фильм Ростоцкого и Давлетьярова, отдаешь предпочтение последнему. Причем тут и экшен, и кинематографические эффекты настолько в меру, что при просмотре не возникает ощущения натянутости и раздражения.

Конечно, не обошлось и без досадных накладок. Чувствуется, что режиссеру не хватило метража картины, слишком уж резкими кажутся переходы между некоторыми эпизодами. Напрягают настойчивые упоминания сталинских репрессий, без которых тот же Васильев отлично обошелся. Не потому что этого не было в то время, а потому что психология героев и сама история не подразумевает этих контекстов.

Но по большому счету все это мелочи, на которые и не хочется отвлекаться. Достоинств у картины гораздо больше. Режиссер очень трепетно отнесся к тексту повести, точно следуя тексту литературного оригинала. В новом фильме намного понятнее, кто в кого стреляет и кто при этом где находится. А когда ближе к концу картины Васков и нацист пытаются задушить друг друга, у Давлетьярова эта сцена смотрится как жесткий и реалистичный поединок, а не как актерская игра.

Кстати, об актерской игре. Мне очень сложно понять, как можно сыграть такую драму молодым актерам и актрисам. До сих пор не понимаю этого, но у актерского ансамбля это получилось сделать. Это касается и Петра Федорова в роли старшины Васкова, и Анастасии Микульчиной в роли Риты Осяниной, да и всех остальных.

Что касается образа старшины Васкова, то и тут игра Петра Федрова мне нравится больше, чем образ, созданный советским актером Андреем Мартыновым. У Ростоцкого Васков - это был весьма колоритный, но смешной мужичок, переживающий, что «прохлаждается» в тылу, пока его товарищи воюют на фронте. В герое Петра Федорова как раз чувствуется настоящий вояка. Васков тяжело переживает все, что происходит со страной, с ним и с его подчиненными. Да и посмеяться над ним как-то не хочется, ты по-настоящему начинаешь ему сопереживать. Да и уважать его есть за что. Настоящий жесткий мужик, опытный командир, по-отечески любящий своих солдат. Но и человечности в нем хватает. На протяжении всей картины Васков воспринимается как реальный старшина, за что огромная благодарность актеру. На самом деле новая постановка «А зори здесь тихие...» еще больше отражает смысл самой повести. Не все смерти на фронте были овеяны легендами и подвигами. Да и настоящий подвиг в жизни приземлен, без высокий и красивых фраз. Не все смогли совладать со своим страхом и поступали так, как хотели. Но разве можно их в этом винить — таких хрупких, красивых, совершенно не созданных для войны созданий, вынужденных взять в руки оружие и защищать свою Родину.

Вот этот настоящий человеческий пафос, в хорошем смысле этого слова, и заставляет нас задуматься о том, как противоестественна война, как она разрушает жизни людей. И когда мы понимаем, что на фронт шли такие же люди, как мы с вами, со своими страхами, надеждами и мечтами, тогда мы по-настоящему начинаем понимать какой ценой далась им победа и каким кошмаром была для них война. И тем острее ты начинаешь чувствовать хрупкость этого мира и важность человеческой жизни, отдельно взятой судьбы. И именно благодаря людям, о которых рассказывает картина, живы мы. И забывать об этом нельзя!
Важнее всего мира

От идолов к Богу живому

У нас есть, кому повиноваться

Мы куплены

Христианская догматика и Нагорная проповедь

Конец света – ужас или надежда?

К Богу живому от идолов

Не в наших руках

Зачем все это?

К Нему прилепись

О молитве за врагов

Почему для учения Христа так важно Его Воскресение?

«Никто не хотел войны. Война была неизбежна …»

О вере, медицине и профессионализме

Поиски объективности и потеря человека

Победившие смерть

Свиное сердце

В деле рук наших споспешествуй нам

Новый год и добрый подвиг

Любовь бедная и богатая
  Следующие 20 >>