анонсы статьи
новости
16.5.2016
Патриарх Кирилл призывает сообща остановить эпидемию СПИДа

15.5.2016
Соратник папы считает вопрос о возможности получения женщинами сана диакона противоречивым

14.5.2016
В синагоге Петербурга в Ночь музеев пройдет показ еврейской моды

12.5.2016
Православная церковь выпустила обновленный гид для бездомных

11.5.2016
Третья церковь сожжена за этот год в Танзании

10.5.2016
В Москве собрали более 700 тыс. рублей на организуемый православными детсад для детей с ДЦП

28.4.2016
В Москве раздадут 50 тыс. пасхальных ленточек

27.4.2016
Керри отметил влияние религии на внешнюю политику

29.5.2015
В Москве пройдет лекторий для СМИ, посвященный социальной концепции Русской Православной Церкви

27.5.2014
34-й Съезд евангельских христиан баптистов России
О возмущении и посте

Сергей Худиев, Москва

Со словом «аскетика» у нас обычно ассоциируются изможденные лица, бесформенные одеяния, люди, препоясанные веревками, бдения и посты. Это отчасти верно, но не это главное. Аскетика — это наука внутреннего преображения и телесные подвиги тут могут быть полезны, но лишь как средство, а не как цель. Гораздо больше места учителя-аскеты уделяют помыслам.

И одна из вещей, которую они постоянно говорят — это «не верь себе». Мы находимся в культуре, которая постоянно призывает «верить своему сердцу». Серьезный духовный опыт говорит об обратном — доверять себе не надо, надо постоянно трудиться над тем, чтобы «пленять всякое помышление в послушание Христу» (2Кор.10:5). Потому, что стихийно, «по умолчанию», мы склонны нестись куда-то далеко прочь от пути спасения. В аскетической литературе помыслы сравниваются с ворами, которые приходят, чтобы обворовать христианина.

И это особенно бросается в глаза, когда речь идет о помысле, наиболее активно демонстрируемом в социальных сетях — помысле гнева, возмущения и праведного негодования. Люди часто полны возмущения. Правда, это возмущение обращено на разные цели — чаще всего это зависит от политических симпатий человека.

Возмущение — очень опасное состояние, особенно справедливое. Человек может предъявить в оправдание своего гнева что-то действительно и несомненно плохое, какое-то зло и беззаконие, а потом гнев уже живет своей жизнью, как пожар, питаясь чем угодно — пропагандой, слухами, "утками". Способность критически мыслить, сопоставлять разные точки зрения, оценивать, отключается. Более того, в ней видится то-то изменническое, что-то противное ослепительной праведности нашего гнева.

И тут бывает иногда полезно посмотреть на человека, полного столь же праведного негодования, но "с другой стороны". Для меня ясно, что этот несчастный человек находится в полном помрачении и не видит очевидных вещей. Но ведь для тех, кто видит мое негодование со стороны, столь же очевидно, что это я в помрачении. А для ангелов Божиих, которые видят со стороны нас обоих, видно, что мы оба в помрачении. И вот помысел «праведного возмущения» нужно просто отбросить пока он не превратился в пожар, сжигающий душу.